В самый разгар выходного дня молодая цыганка стояла посреди вещевого рынка и внимательно изучала толпу. Наконец, заприметив прохожего в длинном сером плаще с капюшоном, задумчиво бредущего вдоль лотков, она быстрым шагом направилась прямо к нему.
– Хочешь, я тебе погадаю?
Прохожий удивлённо глянул на цыганку.
– Мне?
– А кому же ещё? – кивнула она, тряхнув огромными серьгами. – Вот смотри.
Цыганка взяла прохожего за руку и провела указательным пальцем по открытой ладони.
– Вижу много крестов на пути. Много смертей близких тебе людей, много болезней… Несешь на себе родовое проклятие.
Цыганка провела пальцем поперёк ладони.
– Смерть за твоей спиной, следует по пятам…
– Удивительно, как же ты слепа… – покачал головой прохожий, забирая руку. – Кто тебя обманул, убедив, будто видишь будущее?
– Зачем обижаешь? – громко рассердилась цыганка. – Так за правду благодаришь?
– Правду? – удивился прохожий. – Думаешь, будто люди желают её узнать?
Он вдруг схватил цыганку за плечи и потянул к себе.
– А ты, Марьяна, готова узнать свою правду?
– Миша! – испуганно закричала цыганка. – Миша, быстро сюда!
Бородатый громила, сонно дремавший на лавочке, вскочил на ноги и быстро побежал к ним, пробираясь через толпу.
– Тётя Зара умрёт через месяц из-за опухоли, которую завтра обнаружат на томограмме. Вы с Динарой устроите драку за её золотые кольца, – быстро шептал незнакомец,  кивая на приближающегося громилу. – Он заступится за жену и сильно тебя побьёт. Будут два перелома и внутреннее кровотечение, от которого ты умрёшь двадцать седьмого числа ровно в час двенадцать ночи, умоляя вызвать скорую и громко крича от сильнейшей боли… Но вот стоит ли благодарности эта правда?
Прохожий оттолкнул от себя перепуганную цыганку и достал пару крупных купюр.
– Прими мои извинения, никому не нужен громкий скандал.
Он протянул купюры замахнувшемуся амбалу. Тот схватил их и быстро сунул в карман.
– Лучше уйди!
Прохожий кивнул и поспешил прочь.
– Постой, откуда знаешь моё имя? – недоумённо крикнула вслед цыганка. Громила грубо обнял её за талию и увёл в противоположную сторону.

“Каково это – быть одним из тех, кто умрёт в преклонных годах от остановки сердца? Будто кто-то там, наверху, щёлкнет тумблером?”
Прохожий в сером плаще усмехнулся про себя. Вот один из немногих вопросов, на которые он точно не знает ответ.
– Как это у тебя получается? – спрашивал ошарашенный психолог когда-то очень давно, ещё в приюте. Мальчик пожимал плечами в ответ и заливался радостным смехом:
– Наконец-то вопрос, на который ответа нет!
– Но, постой, – терялся психолог. – Ты картинками видишь будущее? Или же голоса рассказыают о нём?
– Просто знаю, – отвечал мальчик, наблюдая, как доктор скурпулёзно записывает его слова мелким почерком в особую клетчатую тетрадь. И точно знал, что через пять с половиной лет эта тетрадь вместе со всеми записями пойдёт на растопку мангала, на котором преуспевающий семейный психолог будет готовить шашлык для своих коллег.
– Жаль только, что совершенно не знаю прошлого…
Мальчик грустил, украдкой смахивая слезу. И мечтал хоть немного вспомнить о своих родителях, которые, как рассказывала воспитательница, умерли очень давно.
– Я бы очень хотел, чтобы было наоборот, – признался мальчик, в мгновение ока превращаясь из наделённого необъяснимой силой провидца в маленького ребёнка. – Чтобы помнил то, что случилось. И совсем не помнил о будущем.
Доктор молча записывал сказанное, увлечённый своими мыслями, совершенно не замечая маленьких слёз.

“Вот зачем… Ну зачем ты туда идёшь? – укоряла совесть. – Ты же прекрасно знаешь, что не можешь совсем ничего изменить. Ты же пробовал исправлять неудачные жизни. И вместо одних ошибок нагромождались другие, а результат оставался прежним.”
“Знаю, – ответил мысленно незнакомец, кутаясь в серый плащ. – Но хотя бы попробовать, чуть смягчить… Пусть случится не так ужасно, как будет – ведь тогда на душе станет легче…”
Мимо спешили прохожие. Незнакомец старался случайно на них не взглянуть, чтобы лишний раз не расстраиваться безрадостным судьбам.

“Почему не ведают, что творят? Почему же они не знают свой завтрашний день?..”

– Вам нельзя, – строго произнёс одетый с иголочки швейцар, покосившись на серый плащ. Незнакомец нерешительно отпустил ручку входной двери престижного ресторана.
– Мне Савелий Петрович назначил, пятнадцать ноль-ноль, – вспомнилась нужная фраза. Швейцар недовольно сморщился, будто сушёный гриб.
– Проходите.
– Эх, человек… – вздохнул незнакомец, открывая массивную дверь. – Ведь когда попадёте на улицу, вспомнят о вас не те, кому услужили. Но те, кого так свысока прогоняли прочь.
И, не дожидаясь ответа, вошёл вовнутрь, направляясь к самому отдалённому столику.

За окном было видно, как заискивающе улыбающийся швейцар услужливо открывает входную дверь, вежливо здороваясь с солидными посетителями. Двое мужчин в дорогих костюмах, не обращая на швейцара никакого внимания, не спеша вошли в ресторан, обводя взглядом пустующие столики.
– Вон он! – обрадованно крикнул один из них, направившись к незнакомцу, и протянул руку:
– Рад видеть.
– Спасибо, – поблагодарил незнакомец. – А я в ответ пожелаю, пожалуй, здравствовать.
– Говорил вам, он – необычный, – обрадованно сказал мужчина, обращаясь к своему спутнику. – Савелий Петрович, разрешите познакомить…
– Не стоит, – перебил незнакомец. – Вам ведь на самом деле интересны мои ответы, а не имя.
– Однако! – удивлённо произнёс опрятный мужчина, которого назвали Савелием, и уселся в кресло напротив. – Между прочим, давно хотел с вами встретиться. Знаете, кто я такой?
– Понятия не имею, – пожал плечами незнакомец. – Это важно?
– Как, вам не сказали? – удивился тот. Незнакомец проницательно глянул в его глаза.
– По-моему, вы, всё же, человек, – совершенно серьезно заметил он. Собеседники вежливо засмеялись.
– Что же, тогда перейдём к делу.
Незнакомец молча наблюдал, как человек в дорогом костюме достает сигару. И как суетится официант, поднося зажжённую зажигалку. “Одному не грозит рак лёгких, а другому – карьера. И всё же, оба очень стараются”, – заметила случайно промелькнувшая мысль.
– Говорят, будто вы способны очень точно предсказывать будущее, – спросил мужчина, не спеша выдыхая ароматный дым. – Мы сейчас размышляем над одной непростой инвестицией, и я хотел бы узнать, стоит ли…
– Нет, не стоит, – сказал незнакомец.
– Подождите, но вы же не знаете, о чём идёт речь? – удивился мужчина.
– Достаточно того, о чём знаю.
Незнакомец достал из кармана ручку, взял матерчатую салфетку и что-то на ней записал. Мужчина с сигарой недоумённо наблюдал за ним.
– Ваша сделка принесёт хорошую прибыль. На радостях вы подарите сыну дорогую машину, а потом, примерно двенадцатого января, ровно через три года он спровоцирует ужасную аварию и разобьется насмерть.
– Ничего себе! – громко возмутился мужчина и закашлялся, подавившись от неожиданности табачным дымом. – Это что за грязный приём, детьми меня напугать? Вы кого тут из себя вообразили?
– Поверьте, он не пугает, – заступился за незнакомца второй собеседник. – Только предупреждает…
– Не позволю какому-то проходимцу играть со мной, – сердито крикнул мужчина. – Официант, немедленно счёт!
– Я вам тоже много чего не позволю, – спокойно произнёс незнакомец. – Например, не позволю вашей жене впасть в депрессию, из которой её не вытащат десятки психологов и в итоге она покончит самоубийством. Не позволю вам, обезумевшему от горя, потерять контроль над бизнесом, после чего партнёры выбросят вас на улицу, обобрав до последней нитки. И ваша жизнь закончится в одиночестве съемной квартиры, пропитанной едким запахом дешёвой водки, от которой вы и погибнете, случайно приняв смертельную дозу в седьмую годовщину смерти вашего сына.
– Предупреждаю, держитесь от моей семьи как можно дальше, – дрожащим голосом ответил раскрасневшийся мужчина, раздавив сигару о дорогую скатерть.
– Не беспокойтесь, больше мы не увидимся, – заверил незнакомец, протягивая салфетку. – Вот, на память о нашей встрече.
– Я не буду это читать, – замотал головой мужчина, доставая коробок спичек. С третьей попытки ему наконец удалось дрожащими руками поджечь плотную ткань и бросить в пепельницу.
– И не надо, ваша жизнь уже изменила ход.
Незнакомец в длинном сером плаще таинственно подмигнул и, набросив на голову капюшон, направился к выходу. В помещении ресторана громко взвыла сирена, поливая огромный зал холодным дождём из множества тонких трубочек под потолком…

Незнакомец шёл по улице, внимательно глядя под ноги, и с трудом сдерживал улыбку. Он уже знал наперёд, что его собеседник задержится до самого вечера, объясняясь с владельцами ресторана. Что в это время партнёры оформят не вполне законную сделку на подставную фирму, лишив его части прибыли. И уже очень скоро он окажется на всё той же съемной квартире, но на этот раз вместе с женой и сыном. И никогда не сможет вернуть себе прежнее состояние, но зато спустя много лет, где-то в очень глубокой старости, когда повседневные мелочи и заботы будут казаться неактуальными и смешными, будет счастлив.

Нет, не благодарен. Счастлив.

И при этом очень зол и обижен на злополучного человека в сером плаще, что во время короткой случайной встречи поломал ему жизнь.