Есть две вещи, естественные для каждого человека: необходимость оставить потомство и подсознательная вера в Бога. Не существует диких племен, сколь угодно глубоко изолированных от цивилизации, в которых бы отсутствовала религия. Атеистом человек становится путем длительных логических размышлений, благодаря своему развитому интеллекту и способности к анализу фактов. Человек, не обладающий достаточными знаниями и интеллектом, всегда тянется к сверхъестественному.

Но есть ли у этой тяги иная природа, чем страх смерти?..

Полежанов закрыл блокнот и положил ручку на стол. Затем встал, подошел к окну и задумался. Почему из всех земных существ только человек способен к творению? Почему в солнечной системе на других планетах эволюция не смогла найти иного пути, создавая организмы, которые существовали бы в иной среде. Означает ли молчание космоса, который десятилетиями прослушивают радиотелескопы, что из всех живых существ вселенной лишь человек способен творить? И почему прочие земные существа, несмотря на миллионы лет эволюции, остались в животном состоянии и не создают даже примитивных инструментов для повседневных задач?..

Раздался телефонный звонок. Полежанов хмыкнул, подошел к столу и поднял трубку:
– У аппарата.
– Володя? Это Саша. Ты все еще в поисках смысла жизни?
– А что ты хотел? – недовольным тоном спросил Полежанов. Ему не нравилось, когда другие вмешивались в его размышления. Но, выпив лишнего, он часто посвящал в них присутствующих с надеждой, что те подскажут ответы на мучившие его вопросы.
– Есть человек, он поможет. Невероятный человек! Ты обязан с ним познакомиться.
– Надеюсь, не очередной бродячий философ или проповедник? Ты же знаешь, у меня с такими разговор короткий…
– Гарантирую, такого ты еще не видел. Давай, в общем, я за тобой заеду – сам убедишься.
– Ну давай, – вздохнул Полежанов и повесил трубку.

– Он что, из тех, кто отрицает блага цивилизации? – ворчал Полежанов, когда машина съехала с трассы и устремилась вглубь леса.
– Нет, почему же, он совершенно ничего не отрицает. Что ты такой недовольный?
– Ты же знаешь, как я отношусь к подобным людям. Еду только ради тебя.
– Не пожалеешь, обещаю.
– Хотелось бы…
Впереди показалась небольшая поляна, на которой потихоньку собирались люди. Неподалеку была импровизированная стоянка, где уже стояло немало машин. Поставив свой автомобиль рядом с остальными, Полежанов с другом направились к собравшимся.
– Хоть бы навес поставили, – недовольно сказал Полежанов, – А если дождь?
– Не беспокойтесь. Он гарантировал, что во время собраний дождя не будет, – ответил ему кто-то из толпы. Пролежанов наклонился к другу и тихо прошептал:
– Ничего себе! Похоже, их тут хорошо обрабатывают. Надеюсь, ты не с ними?
В ответ друг улыбнулся и промолчал.
– Учти, меня так просто не возьмешь, – предупредил его Полежанов, уже жалея о том, что согласился на эту поездку.

– Прошу, садитесь, – внезапно услышал он тихий голос, резко выделяющийся в толпе. Присутствующие послушно сели на траву. Полежанов остался стоять. Светловолосый мужчина среднего роста в недорогом костюме вопросительно посмотрел на него:
– Почему вы стоите?
– Боюсь испачкаться, – сказал Полежанов и вызывающе посмотрел в глаза светловолосому. Тот опустил взгляд.
– Право, не стоит. Тут чисто, – смутился мужчина, – Но давайте я вам подстелю.
Он снял пиджак и расстелил его на земле.
– Садитесь, прошу вас.
Полежанову стало неловко.
– Зачем же… Я и так сяду, – он осторожно поднял пиджак и протянул его мужчине.
– Положите рядом, вдруг передумаете, – сказал светловолосый и направился к невысокому широкому пню, который видимо служил трибуной.
– Как вы, как прошла неделя?
– Хорошо, – нестройно ответили присутствующие.
– Все ли сделали то, что я просил?
– Да, – присутствующие согласно кивнули головой.
– Нуждаетесь ли вы в чем-то?
– Нет, – хором ответили присутствующие. Полежанов поднял руку.
– Слушаю, – кивнул ему мужчина.
Полежанов встал. Присутствующие повернулись и с интересом посмотрели на него.
– А я нуждаюсь, – сказал Полежанов, – В деньгах, в хорошей квартире, в автомобиле. Вы можете мне все это дать?
– Могу, – просто сказал мужчина.
– Великолепно, – улыбнулся Полежанов, – Когда можно забрать?
– А вы уверены, что вам нужно именно это?
– Увиливаем? – строго спросил Полежанов, – Не уходите с темы, товарищ. Вы обещали, вот свидетели.
Мужчина грустно вздохнул, заложил руки за спину и пошел между рядами.

– Кто из вас может пожертвовать квартиру этом человеку? – спросил он.
– Я, – наперебой звучало из толпы.
– А согласится ли кто-нибуть пожертвовать ему машину?
– Я, можно я? – Полежанов застыл с открытым от удивления ртом.
– А теперь давайте дадим ему денег, кто сколько сможет, – предложил мужчина.
Присутствующие поднялись и стали по очереди подходить к Полежанову, выворачивая карманы и складывая перед ним всю имеющуюся наличность. Когда все расселись по своим местам, светловолосый обратился к Полежанову:
– Ну вот, у вас есть деньги. Осталось только выбрать квартиру и автомобиль, какие пожелаете. Вы счастливы?
– Безмерно, – ответил Полежанов, – Хоть время потратил не зря.
– Это вы правильно заметили, – согласился светловолосый, – Вы попусту истратили свое время.
– Ну почему, вот имущество приобрел. Да и деньги лишними не будут, – усмехнулся Полежанов, – А вы молодец, неплохо их выдрессировали.
Он обвел взглядом присутствующих, но те лишь грустно улыбались ответ, глядя на него с упреком. Совершенно никакой злобы, совершенно никакого пробуждения сознания. Да, он таки неплохо их обработал, – с грустью подумал Полежанов.
– А ведь все очень просто, – сказал мужчина, – простым ответом на все ваши вопросы является признание творения и умысла.
– Какие вопросы? – не понял Полежанов.
– Которые вы обдумывали, стоя у окна, – мужчина вновь заложил руки за спину и опустил взгляд, – И, собственно, вопрос о смысле жизни заключается в понимании умысла творца.
– Складно говорите, – сказал Полежанов, – И какой же умысел у творца?
Мужчина вздохнул.
– Однажды по лесу шел человек, и случайно наткнулся на ветку причудливой формы, – присутствующие внимательно слушали, стараясь не пропустить ни единого слова, – И подумал человек: дай возьму эту ветку, и сотворю из нее нечто красивое. И пришел человек домой, и трудился некоторое время. И, вырезав из ветки необычного зверя, убедился, что творение его красиво. И поставил на видное место. Каков был умысел у этого человека? – спросил мужчина у Полежанова.
– Вероятно, украсить комнату, – Полежанов пожал плечами, – А к чему вы клоните? Человек – не украшение на полке.
– Уверены? Ведь теория эволюции, которую вы признаете, тоже определяет человека как бессмысленную игру случайности.
– Если Бог настолько умен, как о Нем говорит религия – он бы понял бесполезность своего творения. Весь старый завет он вел человека за руку, а в новом якобы принес себя в жертву. Это вам не раз в полгода пыль протереть, – сказал Полежанов.
– А может ли игрушка на полке предсказать логику создавшего ее человека? – спросил мужчина, – Вот вы пытаетесь предсказать логику существа, о котором не имеете ни малейшего представления.
– А вы имеете? – спросил Полежанов, – Я, конечно, понимаю, что для этих вы посланник Божий и все такое…
Мужчина улыбнулся.
– ДА мы с вами здорово заболтались. Но вы должны понять, что я позволил себе эту дискуссию для них, – он широким жестом обвел рукой присутствующих, – Ибо если я человек – то шарлатан и обманщик. Но вот я перед вами, и вы видели меня. За кого меня почитаете?
– Ты – Господь! – хором прокричала толпа, склонив голову в знак уважения. Полежанов застыл, испытывая одновременно удивление и испуг.

– Скажи, ну хоть ты-то нормальный? – выпытывал он у друга по пути назад. Но друг молчал.
– Нет, я настаиваю. Мне важно знать! – не унимался Полежанов.
– Я отдам тебе машину. И квартиру мою заберешь, завтра переоформим. Так будет правильно, все-таки я тебя туда привез.
– Не сходи с ума, я ничего у тебя не возьму, – Полежанов не на шутку обеспокоился, – Что ты такое говоришь?
– Я иду за ним. Неужели ты еще не понял, что он и есть – Бог? – удивился друг.
– Ты сошел с ума, тебе нужна помощь, – взволнованно сказал Полежанов.
– Нет, мне ничего не надо. Помощь нужна тебе.

Придя домой, Полежанов схватился за телефонную трубку. “Срочно набрать милицию!” – мелькнула мысль, но он ее тут же отбросил. Ведь секта действовала без криминала, имущество раздавалось добровольно. Было, правда, что-то нелогичное в том, что лидер не принуждал жертвовать в копилку, а требовал избавиться от материального. Неужели идеалист? Такие гораздо опаснее, потому что не имеют злого умысла. Но при этом полны шизофренических идей.

Вызвать скорую? Но ведь он кажется совершенно нормальным. Обычным талантливым актером, который умело влияет на публику.

Надо идти в церковь, – решил Полежанов, – Пусть они публично докажут, что он не Бог. Церковь имеет многовековой опыт полемики с такими “пророками” и к тому же не терпит конкурентов.
– В церковь, – тихо сказал Полежанов и выбежал из дома, совершенно забыв об ужине.

В ближайшем храме осталось всего несколько старух. Они стояли на коленях и усердно били поклоны какой-то иконе. Полный поп с важным видом спешил к выходу, отслужив вечернюю строго по графику.
– Простите, – остановил его Полежанов.
– Чего вам? – недовольно поинтересовался поп, – Служба уже окончена.
– Тут такое дело… – Полежанов кратко описал ситуацию.
– Ох, где ж они берутся на нашу голову? – вздохнул поп, – Да и не пристало нам с сектантами в диалоги вступать.
– Но это же благое дело, батюшка, – горячо убеждал его Полежанов, – Ведь нужно людей спасать, они же действительно считают его Богом.
– Не знаю, не уверен, – поп глубокомысленно погладил свою бороду и выжидающе посмотрел на Полежанова.
– Я отблагодарю, обязательно, – сообразил тот, – Сколько пожертвовать?
– Хотя бы тысячу, – лениво произнес поп, – И доставите меня туда на своем автомобиле. Ну и назад привезете, разумеется.
– Конечно, само собой, – Полежанов рефлекторно поцеловал протянутую руку и с чувством облегчения поспешил домой.

– Далеко забрались, – недовольно заметил поп, с опаской косясь на собравшихся. Но те не проявляли к нему решительно никакого интереса. Некоторые из них принесли с собой небольшие рюкзаки и спальные мешки.
– Вы пришли! Вы увидели! – обрадованно окликнул Полежанова какой-то незнакомец и, подбежав, усердно сжал его руку, – Я знал, вы вернетесь. Это же прекрасно!
Полежанов молчал и скупо улыбался.
– Прошу, садитесь, – раздался знакомый голос. Присутствующие сели.
– А вот и мы, – сказал Полежанов, глядя прямо в глаза светловолосому, – Тут коллега ваш желает задать пару вопросов.
– Спрашивайте, – разрешил тот.
Батюшка трубно прокашлялся.
– Вот вы, значит, Христос?
– Нет, – ответил светловолосый.
– Но вы – Бог?
– Они так говорят, – светловолосый указал рукой на собравшихся.
– Следовательно, ничего невозможного для вас нет?
– Есть, – сказал светловолосый, – Никто не может все.
– Бог – может! – строго произнес поп.
– Кто вам сказал? – удивился светловолосый, – Откройте вашу книгу. Разве Бог сотворил ковчег, или все же попросил Ноя сотворить его? Разве Бог разрушил стены Иерихона, или все же понадобились трубы?
– А Христос говорил ученикам, что была бы у вас вера как зернышко – передвинули бы гору, – заметил поп, – Вот вы можете передвинуть гору?
– Зачем? – спросил светловолосый.
– Чтобы мы убедились, что вы – бог.
Светловолосый на мгновение задумался.
– А ваш Христос двигал горы?
– Он совершил множество великих чудес, – назидательно произнес поп.
– Почему же вы просите меня делать то, чего не делал ваш бог?
Поп крякнул и погладил бороду. Беседа его явно утомила.
– Ну а по воде пройдете, или пять тысяч человек накормите пятью хлебами?
– Если я это сделаю, вы тут же примете меня как бога? – спросил светловолосый.
– Сделайте, там видно будет, – ответил поп.
– Но здесь нет воды, и нас гораздо меньше пяти тысяч, – светловолосый опустил взгляд, – Но вы пришли сюда испытать меня перед учениками. По своей ли воле пришли?
– Спасать заблудшие души, – пафосно сказал поп.
– Что ж вы цените их так дешево? Всего тысячу рублей.
Поп побагровел и со злостью посмотрел на Полежанова.
– Я думал ты искренне просишь. А ты меня посрамить решил?
– Нет, что вы, – оправдывался Полежанов. Но поп, не слушая его, снял с шеи тяжелый крест и изо всей силы ударил им Полежанова по голове. У того потемнело перед глазами и он рухнул в траву.

– Вот ведь как бывает, – Полежанов услышал тихий голос, но не смел открыть глаза. Голова раскалывалась, в ушах звенело, – Хочешь посрамить другого, и сам остаешься посрамлен. Вам доводилось слышать о фарисеях?
Полежанов с трудом приоткрыл один глаз. Над головой миллиардами звезд сияло ночное небо. Неподалеку трещал костер. Откуда-то доносилось убаюкивающее пение сверчков. Я в лесу, – подумал Полежанов, – Интересно, сколько я был без сознания?
– Примерно шесть часов, – ответил голос, – Мы решили присмотреть за вами. Как вы себя чувствуете? – светловолосый озабоченно склонился над ним.
– Мне нужно в больницу, – прошептал Полежанов, – Похоже, у меня сотрясение.
– Но зачем же в больницу? Попросите господа – и все пройдет.
– Шутите?
– Нет, – серьезно сказал светловолосый, – Вы попробуйте, только искренне. Это же недолго и не больно.
– Черт с вами, – согласился Полежанов и зажмурился, – Боже, помоги, исцели, – выдохнул он, – Так правильно?
– Весьма неплохо для начала. Вот видите, все сразу и прошло.
– Врете, – сказал Полежанов, – голова все еще болит.
– Но сотрясение-то исцелилось. А что голова болит, так и уколы иногда долго болят.
– Опять вы врете, – Полежанов с трудом сел, схватившись рукой за голову. Светловолосый подошел к костру и принялся мешать что-то в котелке.
– Знаете, в чем ваша проблема? – спросил он, – Вы хотите увидеть чудо, но не даете ему ни единого шанса. Вы ищете ответы – и отвергаете все, что не вмещается в ваши представления о мире. Которые, впрочем, довольно скудны.
– Научный подход требует фактов. А факты – не в вашу пользу.
– Поэтому вы мне интересны, – сказал светловолосый, – Мне хочется почитать, как вы с точки зрения современного научного подхода будете доказывать мое существование.
Полежанов криво усмехнулся.
– Впрочем, я ведь не снабдил вас фактами. А факты – вещь упрямая, ведь так? – продолжал светловолосый, – Я собираюсь показать вам то, что видели мои ученики. Для этого, правда, нам нужно быть на горе.
– Вы передвинете гору в наши равнины? – ехидно спросил Полежанов.
– Нет, зачем же? – светловолосый недоуменно пожал плечами. Затем подошел к Полежанову и взял его за руку, – Мы с вами сами туда отправимся.
Полежанов вдруг почувствовал необычайную легкость. Он огляделся и увидел, что поляна заливается неведомым светом. Полежанов изумленно посмотрел на светловолосого. Тот как бы сиял на фоне костра и ночного леса.

Ученики, сидящие поодаль, с интересом наблюдали за происходящим. Внезапно светловолосый и Полежанов просто исчезли, всколыхнув ленивый теплый вечерний воздух.
– Надо приготовить ему место, – сказал один из них, и они принялись очищать небольшой клочок земли от шишек и веток, готовя импровизированную кровать.