В жизни нужно уметь быть хищником. И тогда сможешь вырвать все, чего пожелаешь, – Сергей сбил пепел сигары и утонул в огромном кожаном кресле.
– Ты прав, как всегда, – его собеседник держал в руке бокал коньяка Le Voyage и заворожено смотрел на игру света, периодически его взбалтывая, – кстати, как у тебя дела с новым маркетом?
– Да никак не начнем стройку, – Сергей сквозь зубы выдохнул дым и сплюнул.
– Может, быть мало дал?
– Так пока не берут, я им предлагал. Там сейчас какие-то чистки. Ждут, когда всё успокоится.
– А с бойцами уже говорил?
– Говорил, но те тоже легли на дно. Где-то, видимо, засветились.
– Да, нехорошо…

Время летело незаметно. Расплатившись по счету, Сергей с приятелем направились к выходу.
– Подбросить?
– На своей.
– Ну как хочешь.

Будильник привычно проснулся в шесть. Сергей с трудом открыл глаза, ощущая в голове пульсирующую боль.
– Сигара явно была лишней…
Кое-как собравшись и позавтракав на скорую руку, он привычно обменялся парой крепких фраз с женой и вышел на улицу.
– Во дурак! Машину забыл закрыть…

От стоянки до офиса всего несколько долгих минут по тротуару. Сергей жмурился и прикрывал ладонью глаза, безнадежно пытаясь спастись от головной боли. Вдруг непонятное чувство заставило его обернуться. У бордюра сидел старый, испачканный уличной грязью бродяга и с тоской смотрел в консервную банку, где лежало всего несколько мелких монет. Сергей внимательно пригляделся, что-то в седом старике показалось ему знакомым.
– Дядь Ваня?
Старик поднял голову. Сергей вгляделся в опухшее, небритое лицо.
– Дядь Ваня, ты чего тут делаешь? Ну-ка, вставай! Давай я тебя покормлю, знаю тут одно место…

В ресторане раскрасневшийся от волнения официант запинаясь, постоянно принося извинения и с изумлением глядя на старика, попросил Сергея занять отдельный столик подальше в углу. Сергей кивнул и легонько похлопал его по плечу:
– Понимаю, все хорошо.
Официант облегченно вздохнул и рассыпался в благодарностях…

– Ну, дядь Ваня, рассказывай. Девочки, можно меню? – Сергей громко щелкнул пальцами. Молодая официанка взяла со стола папку и направилась к ним.
Старик криво улыбнулся:
– Давненько я не бывал в таких вот местах.
– Ничего, дядь Ваня, привыкнешь. Ты скажи, как на улицу-то попал? У тебя же была хорошая должность, огромная пенсия, большая квартира в центре.
– А ты кто? Откуда ты меня знаешь? – старик беспокойно огляделся и заметил пепельницу на столе. – не угостишь?
– Не вопрос, – Сергей протянул пачку сигарет. – Забирай сразу всю. Дядь Вань, неужели меня не помнишь?
– Ааа… нет, – старик дрожащими пальцами достал сигарету и сунул в рот. – Огоньку бы.
– Держи, – Сергей протянул зажигалку. Старик медленно прикурил и с наслаждением затянулся.
– Дядь Ваня, неужели не помнишь? Это же я, Сергейка. Я же малым к тебе постоянно бегал то за помощью, то за советом. А когда спилась мама, ты еще меня усыновить хотел. Помнишь? Только не разрешили.
– Усыновить хотел? – удивленно переспросил старик.
– Ну да! Я же рос без отца. Ты меня научил как молоток держать, и как по морде двинуть. Дядь Вань, – Сергей робко опустил взгляд. – Мне по жизни так тебя не хватало. Я же и представить не мог…
– Ааа, Сергейка! Помню, как же, – улыбнулся старик. – Глянь, каким вырос важным. Работа, видать, хорошая.
– Да не жалуюсь, дядь Вань. И тебе помогу. Отмоем, оденем, наконец заживешь, как человек!
– Поздно мне уже… – вздохнул старик и грустно покачал головой.
– Никогда не поздно, – уверенно произнес Сергей, но старик перебил его.
– Говоришь, представить не мог… Хочешь, расскажу, как так вышло?
– Да, конечно, рассказывай. Девочки, организуйте чай! – крикнул Сергей в сторону барной стойки.
– Уже после того, как тебя забрали в детдом, моя жизнь круто пошла в гору. Сначала женился выгодно на одной с двумя малыми в довесок, потом её батя меня продвинул по службе. Про тебя, говоря по правде, больше не вспоминал… Получил квартиру в обкомовском доме, обзавелся хорошей машиной. В общем, жил, так как ты сейчас, на широкую ногу.
Старик умолк и закрыл глаза, поддаваясь нахлынувшим воспоминаниям.
– Ну а дальше-то что, дядь Вань? – нетерпеливо спросил Сергей.
Тот вздрогнул и дрожащими от волнения пальцами достал из пачки новую сигарету:
– А дальше пришли 90-е и все поменялось. Меня как партийного сняли с должности и списали на пенсию. Затем кризис, сбережения псу под хвост. Потом умерла жена, ну меня её дети из квартиры и погнали на улицу. Я же им, по сути, никто. Но главное, – старик многозначительно наклонился к Сергею. – Всем было уже наплевать! Никто не помог, кого только не просил. А ведь сколько их было – услужливых, полезных, зависимых… Стольким помог с путевкой, квартирой, дачей – и никому… Никому оказался не нужен.
– Мне, дядь Вань, – неуверенно произнес Сергей. – Мне нужен.
– Тебе? А ты думаешь, у тебя все хорошо?
– конечно, и даже более…
– Дослушай! – строго прикрикнул старик. – Мы битый час сидим, ты меня всё угощаешь, обхаживаешь. А я пытаюсь понять, зачем оказался тут?
– Да не заморачивайся, дядь Вань, – смущенно улыбнулся Сергей.
– И наконец я понял. Решил, так сказать, загадку…
Старик поднялся на ноги и широким жестом расставил руки в стороны.
– Хочу, чтобы ты на меня внимательно посмотрел. До чего я дожил. А ведь такой собакой, как ты, по жизни не был.
– Собакой? – Сергей опешил от удивления и закашлялся.
– Поганым псом, – ответил старик. – Ведь я умудрился тоже пожить хорошо в свое время. Но и к другим относился по человечески. Тебе же сейчас каждый день желают подохнуть.
– Подохнуть? – совершенно растерялся Сергей.
– Ты идешь по чужим костям и совершенно не смотришь на тех, кто попадает под ноги. Будто матерый, взбесившийся хищник, понимаешь только себя.
– Дядь Ваня, а ты, видать, так и остался убежденным идеалистом? – рассмеялся Сергей. – Люди – это лентяи, которые существуют на жалкие крохи, что бросают такие, как я. Это лодыри, что не задумываются, за чей счет им позволено есть. Они мать готовы продать, лишь бы только не вкалывать по-настоящему, создавая с ноля свое дело. Как их можно назвать людьми? Тупых, ленивых и жадных тварей.
– А скажи мне, – устало спросил старик. – Кем же ты тогда будешь в старости для своих же детей?
– У меня нет детей… – Сергей вдруг запнулся.
– Так ведь это пока. И ты несомненно научишь их вырывать в этой жизни все. Только проходят годы, и хищник, увы, превращается в немощное животное и становится лишней обузой для подросшего молодняка. Вглядись-ка в меня, Сергей. Ты смотришь сейчас в зеркало.
– Глупости!
– Сергей! Мне пора. Спасибо за еду и питье. Одно попрошу, позвони моим детям приемным, – старик достал из кармана грязную ручку и записал на салфетке номер. – У меня телефона ведь больше нет… Передай, что я их давно простил и продолжаю любить. Хорошо?
– Хорошо, дядь Вань. Только не пропадай. Может, квартиру снять на ночь?
– Не стоит.
Старик вышел из-за стола.
– Лучше просто подумай…
И медленно направился к выходу. Сергей молча провел его взглядом.
– Счет! – и привычно щелкнул пальцами.

Сергей достал мобильный и набрал номер, который оставил ему старик. Долго ждать не пришлось.
– Алло?
– Меня сейчас Иван Васильевич просил передать, что давно вас простил и Продолжает любить. Хоть вы и сволочи!
– Иван Васильевич? – раздался удивленный голос. – Иван Васильевич уже лет десять как умер. Вы, случайно, номером не ошиблись?

Сергей уронил телефон и бросился к выходу. Но только старика уже нигде не было видно.